Циклевание .

Проще говоря – соскабливание. Трудно повстречать человека, никогда не сталкивавшегося с необходимостью циклевки, поскольку даже очистка кухонного стола ножом и есть она, родимая. Но настоящее реставрационное циклевание требует особого инструмента и особых навыков, так как в противном случае вы в два счета загубите поверхность, и не как– нибудь, а катастрофически, без надежды на исправление. Самое стойкое, популярное и смертоносное для древесины поветрие – общенародная привычка лихо орудовать стеклышком. Не имея под рукой стальной цикли (реально их требуется несколько, разных очертаний), бьют на куски обломок оконного стекла и во всеоружии импровизированных лезвий принимаются за нелегкое дело. При этом, особенно поначалу, создается иллюзия замечательной эффективности, так как идеально острая грань шутя снимает старый лак (правда, если он не очень толстый и крепкий), но в ближайшем рассмотрении выявляются ужасные детали происходящего. Дело в том, что стекло никогда не разбивается совершенно ровно, и рабочая кромка обязательно будет иметь небольшие выпуклые и вогнутые участки. Дальше – хуже: после нескольких проходов бритвенно острый край щербится и скалывается с образованием некоей произвольной микропилы. Стоит ли пояснять, какая поверхность остается после такой циклевки? Могу сказать по русски: обработанная стеклом древесина выглядит точно облезлая мусорная кошка, «лысые», глубоко стесанные участки чередуются с темными, почти не тронутыми, и все это вместе покрыто сеткой мелких царапин, избежать которых невозможно. Наконец, обработать стеклом даже не очень рельефную поверхность с хоть какой нибудь резьбой – безнадежное занятие. Добавьте сюда обязательные порезы рук, и приговор варварской технологии будет подписан и утвержден. Итак, циклевать следует только металлическим инструментом. Паркет, например, обрабатывают мощным приспособлением с длинной рукоятью, на конце которой крепится довольно толстая пластина каленой стали с тщательно заточенной режущей кромкой. Однако для расчистки предметов нежных и утонченных требуется кое что поизящнее. Практика показала, что самые удобные цикли получаются из сломанных ножовочных полотен. Конечно, не возбраняется купить и разломать на куски новенькое полотно, только во всякой нормальной мастерской обычно довольно подобного хлама. Если не принимать в расчет редкую необходимость в какой нибудь особо хитроумной фасонной цикле, то вам с избытком хватит нескольких пластинок простых очертаний (масштаб 1:1). Обратите внимание на легкую выпуклость режущих кромок. Ее наличие концентрирует прилагаемое усилие и дает дорожку с мягким, размытым краем, сглаживая контрасты и образуя в итоге поверхность без явных полос или пятен. Собственно говоря, рост ассортимента сводится к вариациям по размеру. Так, для финальной, чистовой обработки плоскостей нужна широкая цикля с почти линейной кромкой. Их удобно делать из коротких полотен так называемой «шлицовки», причем рабочими являются все четыре или пять сторон . Грубая предварительная обдирка, наоборот, требует суровых «машинных» пил с толщиной полосы 2,5–3 мм, у которых сточены зубья. Довольно часто, если не сказать постоянно, встречаются протяженные вогнутые профили – всевозможные канавки, желобки, фрагменты карнизов и т. д. Чтобы зачистка шла аккуратно, радиус цикли должен соответствовать (чем полнее, тем лучше) кривизне обрабатываемой детали. Поэтому для каждой новой работы округлые цикли приходится слегка подгонять под конкретный предмет. Напротив, выпуклые поверхности (в основном точеных деталей) требуют легкой вогнутости кромки, каковая придается какому либо незадействованному до сих пор скосу, чтобы не делать специальную циклю. По ходу дела циклю нужно постоянно подтачивать. Как только вы почувствовали, что сталь перестала очень характерно хищно «прилипать» к поверхности, исчез своеобразный шипящий звук резания, а прилагаемые усилия возросли, значит, пора браться за абразив. Удобнее всего затачивать цикли электроточилом на мелкозернистом и плотном круге, который не выкрашивается от контакта с металлом. Но главное – пластина всегда стачивается строго перпендикулярно боковым плоскостям, то есть без всяких ножевых скосов. При этом рабочая кромка имеет угол 90°, вершина которого отлично снимает старый лак и долго не тупится. Последнее, разумеется, целиком и полностью зависит от качества стали. Поэтому так хороши именно ножовочные полотна, закаленные до высокой твердости, почти насухо. Давным давно их делали из высоколегированной Р6М5, именуемой в обиходе «рапидом» или «самокалом», а в совсем незапамятные 50–60 е годы XX столетия – из стали Р18 с высоким содержанием вольфрама. Но когда отношения с Китаем, основным его поставщиком, надолго испортились, неизносимый инструмент стал редкостью. Сегодня мы вынуждены довольствоваться неплохими, но далеко не первоклассными марками типа Х6ВФ, В2Ф и т. д. Кстати, для циклевания совершенно, т. е. абсолютно не подходит большинство современных полотен, изготовленных с применением модной технологии, по которой в индукционных устройствах закаливаются лишь рабочая и верхняя кромки полосы (зубья и спинка), середина же остается практически сырой. Не берусь судить о размерах экономического эффекта подобного новшества, только даже в обыкновенном резании, для которого эти пилы, собственно, и предназначены, они показывают себя не лучшим образом. Отличить уродцев легко: всегда светлы, чисты, без налета сгоревшего масла, с продольными радужными серо синими полосами от начала до конца. Разумеется, для изготовления цикли подходят исключительно полотна ножовок по металлу традиционного типа российской выделки – сплошь черные или коричневые, в масляном нагаре, марающем руки, поскольку закалены целиком. Широких машинных (станочных) пил по «прогрессивной» технологии пока, к счастью, не производят, однако здесь следует оговориться. Цикля, изготовленная из такой пластины, получается, конечно, мощной, но именно по этой причине ее использование для финальной зачистки нежных предметов выглядит проблематично. Несомненно, грубый, подготовительный этап работы по снятию прочных покрытий на более или менее обширных площадях может быть выполнен исключительно ими, пока мы не подобрались к оголившемуся дереву. Беда в том, что толстая (не менее 2 мм) железка, каленная до твердости порядка 60 HRC и выше, абсолютно не пружинит, дерет грубо и жестоко. Напротив, цикля из тонкого полотна ручной ножовки обладает своего рода обратной связью с поверхностью, она упруго и ненасильственно выглаживает ветхую древесину, ничего не сминая и не вырывая. К тому же легкая пластинка мгновенно передает осязательную информацию руке, позволяя работать с ювелирной точностью. Чем крупнозернистее камень, на котором вы правите циклю, тем грубее будет режущая кромка и, соответственно, обработанная поверхность. Поэтому для доводки и финального выглаживания следует пользоваться инструментом, заточенном сугубо вручную на максимально плотном бруске. В идеале – это твердый природный абразив типа «арканзаса», да где же его достать? На крайний случай подойдет любой брусок, лишь бы он не истирался под сталью с образованием ложбинки, а стойко сохранял плоскость. Циклю при этом следует держать строго вертикально, т. е. перпендикулярно камню. Объяснять на словах нехитрый процесс циклевания совершенно бессмысленно, так как он перенасыщен мелкими нюансами субъективного и объективного толка. Приступив к работе, вы уже через пять минут ухватите суть, а через час возомните себя потомственным реставратором.Прочная, твердая подстилающая древесина и хрупкое покрытие создают самые благоприятные условия по его удалению. Напротив, чем древесина мягче, а лак или краска свежее и эластичнее, тем больше проблем. Например, таких: от трения кромка цикли разогревается, плавит лак и не счищает, а словно бы наволакивает, размазывает его. Остается почаще точить инструмент и не торопиться. Таких тонкостей множество, а оружие против них одно – личный опыт, который не может быть заменен никакими рассказами. Вероятно, не стоит уточнять, что вообще перед работой желательно полностью разобрать предмет на составные части, поскольку в местах стыковки деталей очень трудно добиться приемлемого качества циклевки, там всегда остаются какие то нетронутые островки, закоулки и другие огрехи, а расшатанные стыки так или иначе требуют капитального вмешательства.КрацеваниеЭто не что иное, как зачистка жесткой стальной или латунной щеткой. Очень распространенная и полезная при обработке металлов, эта операция не находит широкого применения в обращении с деревом по элементарной причине: древесина не однородна. Только самые твердые и плотные сорта типа самшита, яблони, и т. д. могут относительно безболезненно пережить жестокую процедуру, а вот популярный и чаще других употреблявшийся дуб, несмотря на воспетую в веках крепость, представляет собой композицию, в которой монолитные слои перемежаются губчатыми, пронизанными сетью капилляров. Если пройтись по дубу металлической щеткой, она не тронет первые, но заметно выцарапает вторые, и вместо глянцевой глади мы получим ужасный микрорельеф. Да и крупным формам не поздоровится – упругая щетина залижет острые грани, нивелирует мелкие детали и лишит произведение неуловимого изящества и точности линий, присущих всякой хорошей ручной работе. Я знавал одного реставратора, постоянно практиковавшего «искусство щетки», и могу свидетельствовать, что результаты его действий навевали уныние. Вероятно, не стоит уточнять, что мягкие породы наподобие липы или березы исключают подобное обращение начисто. Для них это просто табу. Притягательным моментом, оправдывающим эпизодическое и осознанное использование крацевания, является то, что порой сложную художественную резьбу невероятно долго и трудно расчищать каким то иным (кроме тотального мытья в ацетоне) способом, а старые сухие шеллачные покрытия так и сыплются прахом от одного прикосновения. И коль скоро наш предмет изготовлен из чего то достаточно плотного и однородного, не грех пройтись по нему щеткой. К сожалению, мне редко доводилось видеть какую либо иную резьбу, кроме дубовой, липовой или ореховой, а потому я всегда отдавал предпочтение мытью перед механической чисткой. Разумеется, сама щетка не должна быть сделана из толстой проволоки, так как иначе она смертельно исцарапает любую, даже самую крепкую поверхность. В этом смысле латунь и бронза вне конкуренции.

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРЕТЯЖКЕ И РЕСТАВРАЦИИ МЕБЕЛИ

Основной вид деятельности нашей компании – это перетяжка, обивка, ремонт и реставрация мягкой мебели, включающий следующие виды работ:

Полная или частичная замена обивочного материала, цветовое комбинирование тканей. Замена  элементов каркаса мягкой мебели: полиуретана, поролона, холлофайбера, комфорель, синтепона, пружинных блоков, эластичных ремней, деревянных брусков, ватина, конского волоса, морской травы, кокосовой стружки, соломы и других наполнителей. Изменение дизайна и формы жестких деталей при перетяжке диванов, кресел и другой мебели. Модели наших работ сохраняют только название, основание и элементы каркаса. В нашей работе мы используем различные виды отделки: декоративный кант, французские утяжки, пуговицы, тесьму, кисти, бахрома, декоративные гвоздики, шторные сборки и многое другое. Замена или ремонт каркаса и механизмов, трансформации, а также любой другой столярный ремонт.

Изготовление подушек, покрывал и чехлов на кровать, мягкую мебель и стулья любой сложности. Ремонт и замена ручек, ножек, пружинных блоков, опор и другой мебельной фурнитуры. Покраска и реставрация деревянных изделий. Реставрация, ремонт, перетяжка и обивка мягкой мебели может производиться как в нашем цехе так и у заказчика дома.

Обширный опыт в мебельной сфере и высокий профессиональный уровень нашего коллектива позволят нам придать первозданный вид Вашей, на первый взгляд устаревшей мебели. Благодаря профессиональным знаниям и опыту мы осуществляем реставрацию старинной антикварной мебели.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ОБИВКИ МЕБЕЛИ

Мы предлагаем широкий выбор (более 3000 образцов) мебельной, портьерной ткани, бархат, бук, замша, искусственной и натуральной кожи. Уделяем особое внимание постоянному обновлению нашей коллекции, в соответствии с последними тенденциями и новейшими технологиями в мебельной сфере. Любые материалы, используемые нами в перетяжке, обивке и ремонте мягкой мебели, прошли все тесты и сертификацию на территории РФ.

Мы уверены, Вам понравятся и выбор материалов от известных производителей, отлично зарекомендовавших себя на мировом рынке, и качество выполненных работ и наши цены!

Мебельное ателье +7 (495) 642-26-77; +7 (926) 142-38-88
Scroll Up