Реставрация металла.

Металлическая старина, на наше счастье, слабее подвержена разрушительному угрызению временем, чем ее деревянные ровесники. Вероятно, ни в одном музее мира не отыскать подлинной эллинской кушетки или шумерского кресла, а не менее древних изделий из меди, бронзы, серебра и золота пруд пруди. Хотя, увы – тернии веков относительно благосклонны лишь к цветным металлам, но грозную сталь и простое железо они обращают в прах скоро и безвозвратно. Конечно, археология – наука серьезная, и методы обращения с ветхими сокровищами специфичны, требуют высокого профессионализма и знания особых критериев допустимости тех или иных действий, но это полностью выходит из области наших интересов. Металлический хлам, который обыкновенно попадает на стол домашнего реставратора, не представляет собой, за редким исключением, сколько– нибудь заметной исторической ценности. Поэтому не будет ошибкой сформулировать алгоритм обращения с ним так:– расчистка;– восстановление формы;– консервация. 

Расчистка

 В зависимости от ситуации может включать как мытье простой водопроводной водой, так и применение химически активных жидкостей, а заодно разнообразные механические операции со щетками и абразивами. Собственно, уж что‑что, а мыльная ванна делается всегда, поскольку воднорастворимая грязь присутствует абсолютно на всех железках и медяшках. 

Восстановление

 Подразумевает придание сохранившимся останкам оригинального облика, для чего может потребоваться заделка дыр, трещин и прочих травм, шлифовка, полировка, монтаж отвалившихся деталей (в том числе клепка, пайка, склейка), рихтовка вмятин – короче, все что нужно. Сложнее восполнять утраты, так как здесь необходимо не просто сымитировать отбитую ножку или завиток, но повторить их в том же материале и пропорциях, да так, чтобы было незаметно (напротив, археологические находки никогда не восполняют подобным образом – по музейным правилам заплаты должны отличаться от оригинала).Для иллюстрации приведу пример восполнения. Пациентом была фигурная подставка канделябра  цинкового[1] литья. Материал достаточно хрупкий, и один край подставки когда‑то был напрочь отбит. К счастью, сохранившиеся фрагменты сами продиктовали единственно возможный вариант: снять слепок и отлить дубли Будь предмет редким и ценным, это следовало бы сделать из цинка же, но в данном случае игра не стоила ни единой свечи, подставкой никто не предполагал пользоваться, а потому в ход пошел обычный гипс. Поскольку изделия такого рода всегда окрашивались «под бронзу», по окончании работ никто бы не распознал новодела.Что касается крацевания, или обработки поверхности металлической щеткой, то здесь нужно остановиться подробнее. Дело в том, что сдирание ржавчины с гаражных ворот стальной щетиной не совсем крацевание. Этим специальным термином скорее принято обозначать вариант, когда материал щетки (которая может быть вращающейся) соизмерим по твердости с обрабатываемой поверхностью. Естественно, каленая сталь годится только для стали же, причем сам инструмент должен быть эластичным и уж, во всяком случае, не драть, а нежно лизать поверхность, не оставляя на ней заметных царапин.Если используется электромотор, то слишком высокие обороты даже самую пушистую насадку превратят в абразив. Соответственно, при диаметре щетки порядка 100 мм скорость вращения вала не должна превышать 1000–1500 об/мин.Остается добавить, что для крацевания ювелирных изделий и вообще цветных сплавов применяются бронзовые и латунные щетки разной степени жесткости, каковая зависит от диаметра и упругости волосков. Весь же этот огород городится для того, чтобы получить в итоге весьма эстетичную поверхность с мягким шелковистым отливом, скрывающим микроскопические изъяны, но в то же время выявляющим художественную фактуру изделия. Никаким иным способом нам не удастся придать металлу действительно старый вид. 

Консервация

 Призвана закрыть дорогу коррозии, дабы впредь семейная реликвия переходила от внуков к правнукам без потерь, не требуя регулярного вмешательства. В основном это касается железа, так как поголовье медных, латунных и бронзовых изделий не демонстрирует желания разрушаться в комнатных условиях. Напротив, тщательно очищенная и восстановленная поверхность железа тотчас покроется ржавчиной, будучи предоставлена сама себе, и тем скорее, чем она чище. Так что нанесение защитных пленок является абсолютно необходимой операцией. Подробнее технология консервации описана в разделе о черных металлах. 
* * *
 Таким образом, полная реставрационная программа выглядит довольно внушительно, но на деле все зависит от материала, из которого сработан предмет, его состояния, а также того, как именно вы планируете обходиться с ним впредь – использовать по назначению или поставить на полку. Начнем рассказ по нарастающей, от меньшего к большему, от ювелирных украшений – к чугунному литью. 

Драгоценные металлы

 Итак, седая старина вкладывает нам в руки три общеизвестные категории металлов и сплавов: черные, цветные и благородные. Последние также относятся к цветным, но их справедливо выделяют в особую группу. Тут все понятно – ни золото, ни серебро, ни платина, ни их сочетания практически не подвержены естественной коррозии, о чем свидетельствуют находки и трех‑, и пятитысячелетней давности, выглядящие после минимальной чистки (а то и без нее) как новенькие. Даже если сии раритеты пролежали в сырой могиле, ни их форма, ни глубинная целостность отнюдь не страдают. Хотя ювелиры и уголовники на своем профессиональном сленге именуют золото «рыжьем» и «ржавчиной», это относится лишь к его цвету. Проблемы реставрации ювелирных украшений выходят за пределы моей компетенции, однако пара‑тройка практических советов не повредит, так как всем нам приходится время от времени приводить в божеский вид не только почерневшие ложки‑вилки, но и золотишко, утратившее девственный блеск.Оговоримся сразу и категорически – ни о каких механических операциях речи быть не может, и если вы не хотите погубить ценную брошь или отколоть край сапфира на перстне, не ковыряйте их сами, а отнесите специалисту, который проделает все необходимое быстро и профессионально, хотя и за деньги. Между тем разнообразные меры химического толка находятся целиком в нашей власти, и нет нужды оплачивать то, что едва ли не с лучшим качеством может быть сделано дома. Реагенты, потребные для сих зловонных опытов, вы легко найдете в хорошем хозяйственном магазине.Если учесть, что чистить предстоит отнюдь не содержимое пиратского сундука, измеряемое пудами, а всего‑навсего две или три (ну, десяток) мелких вещиц, то проблемы с емкостью для травления также не возникнет. Любая стеклянная или полиэтиленовая баночка с низким (для удобства) краем подойдет в лучшем виде. 
Золото
 Хоть «желтый дьявол» и не способен ржаветь, от времени и воздействия агрессивных сред (пота, сероводорода, йода и т. д.) украшения теряют лоск и темнеют. Чем золото хуже, тем злее напасть. Низкопробный металл, характерный для восточных изделий (Турция, арабский мир), содержит так много меди, что вполне способен почернеть просто со временем, на воздухе (медь самооксидируется). Поскольку чистка абразивами совершенно недопустима, то самый простой рецепт – погрузить кольца, серьги и прочее на какое‑то время в скипидар или спирт, а затем натереть мягкой тканью. Если этого недостаточно, повторите операцию с нашатырным спиртом. Он не только уберет всю органику, но и слегка куснет медь (если таковая присутствует), осветлив ее. Аналогично, только нежнее, работает раствор трилона Б. Сильно потускневшая поверхность уступит натиску смеси из столовой ложки препарата «Белизна» с яичным белком (в данном случае изделие также протирается фланелью).Как известно, йод способен оставлять на золоте пятна. От них избавляются, оставив предмет на четверть часа в растворе гипосульфита (чайная ложка на стакан воды). Если же вы непременно захотите ядовито‑зеркального блеска, то снесите отмытые одним из указанных способов сокровища хорошему ювелиру. Он выполнит специальную операцию – электрохимическое полирование, после которой легко разглядеть свое миниатюрное отражение в ободке перстня.Все сказанное в полной мере относится к платине и ее сплавам, разве что эта редкая и дорогая гостья почти вовсе не способна тускнеть. 
Серебро
 К великому сожалению, ненавидимый оборотнями, вампирами и прочей нежитью «лунный металл» чернеет даже в сухой стерильной атмосфере, хотя и медленно. Кому из нас не приходилось заниматься чисткой фамильного серебра в ожидании именитых гостей! Что? Ах, у вас нет столового сервиза на сорок персон? А на чем же тогда… Ну все равно, читайте дальше, поскольку хотя бы одна такая ма‑аленькая ложечка, подаренная в детстве «на зубок» бабушкой, сыщется в каждом доме, надо только как следует покопаться в старом буфете.Ничего оригинального чистка серебра не требует, хотя способов придумано великое множество, включая вполне экзотические, вроде такого: «Класть предметы в горячий раствор винного камня (кремортартара), тщательно протирая затем замшей».Остается малость – раздобыть этот самый кремортартар. Но реально нас выручит любимый нашатырный спирт или тот же трилон. Использовать зубной порошок эффективно, но нежелательно, поскольку это абразив, и его чистящий потенциал обусловлен способностью механически удалять пленку окислов. Как в загадке: «Сколько будет три, три и три?.. Нет, не девять, а дырка!» Хотя справедливости ради следует отметить, что практически все промышленные средства по уходу за серебряными вещами обязательно содержат, наряду с вездесущим аммиаком, что‑нибудь трущее из семейства мягких абразивов. Кстати, об умении зубного порошка стачивать металл говорит внешность старых пряжек солдатских ремней, на которых усердные чистки день за днем и поколение за поколением совершенно истребили весьма выпуклый рельеф звезды.Разумеется, сказанное в полной мере относится не только к чистому серебру, но и к его сплавам с иными металлами. 
Платина
 Нет смысла говорить здесь об этом запредельно стойком металле, из которого изготавливается обширный ассортимент химической посуды и арматуры, предназначенной для работы с адскими средами наподобие кипящих кислот. Во‑первых, платиновых украшений у населения не так много, во‑вторых, они практически не темнеют от времени и контакта с человеческим телом и другими субстанциями, и, наконец, в‑третьих, методы чистки остаются теми же, что и для серебра с золотом. Впрочем, можете сами испробовать на раритетных серьгах концентрированную H2S04 или «царскую водку». 

Медь и ее сплавы

 Чисто медные предметы домашнего обихода встречаются сравнительно редко, поскольку металл этот слишком мягкий и вдобавок тугоплавкий (1083 °C). Соответственно, делать отливки сложно, но не проще сверлить и резать, так как тягучая медь склонна ломать завязшие инструменты. Поэтому основная масса предметов исполняется в технике выколотки (штамповки) из листа той или иной толщины – вспомните печально знаменитых библейских медных быков, в раскаленном чреве коих языческие сатрапы поджаривали христиан. Напротив, бронза (сплав меди с оловом) и латунь (сплав меди с цинком) словно бы предназначены как раз для литья, имеют приемлемую температуру плавления (порядка 900 °C) и отлично заполняют формы. Чтобы история вопроса прорисовалась более выпукло, давайте проделаем небольшую экскурсию в прошлое.Трудно сказать, кто и когда догадался бросить в расплавленную медь кусок олова. Вполне возможно, что знаменательное событие произошло как‑нибудь случайно – неважно. Главное то, что наши далекие предки получили в руки дивный металл, прочный и коррозионно‑стойкий одновременно. Историки, как и полагается ученым, постоянно спорят о конкретных датах и сроках, и каждая новая археологическая находка подливает масла в огонь. Хотя к проблеме реставрации подобные тонкости прямого отношения не имеют, для полноты картины полезно представлять временные промежутки, о которых идет речь.Общепринятая точка зрения гласит, что поначалу пращуры обрабатывали куски самородной меди, просто попадавшиеся под руку. Первые небольшие изделия из меди и свинца (также встречающегося в самородном состоянии), обнаруженные на территории современной Турции, датируются VII–VI веками до н. э. Увы, медь – не лучший из материалов для изготовления инструментов и оружия. Хотя, будучи подвергнута ковке, она и приобретает некоторую твердость за счет так называемого наклепа, для ножей и топоров этого недостаточно. Тем не менее подобные предметы в отдельных регионах были в чести едва ли не до наших дней. Взгляните, к примеру, на жутковатый кинжал народности кисси (Западная Африка) , вынырнувший не из такой уж глубокой пучины времен.Около 60 веков назад (за 4000 лет до н. э.) шумеры научились выплавлять чистую медь из руды. Тогда же они разработали приемы заливки меди, серебра и золота в формы. Разумеется, остальной мир не сидел сложа руки, свидетельством чему служат находки прекрасно сохранившихся медных вещей и оружия наподобие клевца из Ирландии, датируемого 2300–1600 годами до н. э.Однако этот период человеческой истории справедливо называется «медно‑каменным веком», поскольку до мелочей проработанная технология кремневых орудий неохотно уступала позиции новомодному металлу. 
Бронза
 Довольно скоро, примерно в 3500 году до н. э, сообразительные месопотамцы стали выделывать уже настоящую бронзу, а собственно «бронзовый век» продлился на Земле с 3000 по 1000 год до н. э. Разумеется, на своем протяжении он заметно перекрывался и вытеснялся набиравшим силу «железным веком», но не все так просто. Любопытно, что в Африке (исключая Египет) «бронзового века» не было вовсе, и первобытные племена сразу и вплотную взялись за железо. Существует солидно обоснованная точка зрения, гласящая, будто досточтимые пращуры воспользовались готовыми к употреблению осколками неких гипотетических знаний, накопленных пресловутыми погибшими цивилизациями. Аргументы и доводы как представителей сухой науки, так и всевозможных уфологов представляются убедительными, но все же теория естественного ползучего прогресса выглядит какой‑то скучной и обыденной. Как сказал персонаж известного кинофильма: «Романтизма нету!» В конце концов, тайна появления знаменитой делийской колонны из химически чистого железа (VIII век до н. э.) так и осталась тайной.Но вернемся к бронзе. С некоторой натяжкой можно сказать, что ее век успешно продолжается. Просто номенклатура изделий видоизменилась и слегка сузилась. Оставим в покое гребные корабельные винты и запорную арматуру на трубопроводах, но по сей день и во всем мире колокола, статуи и разнообразнейший мелкий декор интерьеров и экстерьеров зданий отливается почти исключительно из бронзы. Правда, она уже не является строго оловянистой[2]. В зависимости от технологических требований в смесь добавляют самые разные металлы. Например, в России для монументального литья применяется марка БрОЦС5‑5‑5, т. е. «Бронза оловянно‑цинко‑свинцовая».Вообще, существует много сортов художественных бронз, в большинстве своем содержащих олово, цинк, свинец и фосфор. Известен также целый класс безоловянистых технических бронз, например, алюминиево‑никелевая, кремнисто– марганцевая, бериллиевая, но произведения искусства, тем более старые, не имеют к ним никакого отношения. Иногда вводились вовсе экзотические компоненты наподобие драгоценных металлов. Так, знаменитый японский сплав «сякудо» имел 3–6 % (по другим источникам – 30–70 %) золота, благодаря которому приобретал неописуемо красивый сине‑черный цвет. Примечательно, что цубы и другие предметы оправы зловещих самурайских катан и вакидзаси стяжали искомый оттенок не вдруг, а через какое‑то время, по мере самооксидирования, при котором изделие естественным образом покрывается тонкой пленкой окислов под влиянием внешних условий (либо поверхность подвергалась химической обработке). Именно благодаря окислам резко тормозится (практически останавливается) разрушение основной массы металла. Не будь этого, мы сегодня были бы лишены удовольствия созерцать творения древних мастеров буквально в том самом виде, в каком они вышли из рук создателей. Специальные исследования показали, что коррозионная стойкость бронз увеличивается с ростом содержания в ней олова.Разумеется, не вся старая бронза сохранилась так, как показанные здесь экземпляры , однако нетрудно представить, что сталось бы за аналогичное время с железом.С точки зрения химии, патина (т. е. коррозионные пленки) на поверхности бронзы, строго говоря, не есть окисел в чистом виде. Это достаточно сложный комплекс соединений, конкретный состав которых зависит от окружения. Наиболее зримо различия проявляются в цветовой гамме, простирающейся от черно‑коричневых до ослепительно‑зеленых тонов. Так, в ядовитой атмосфере промышленных центров, изобилующей сернистыми соединениями, образуется черная или черно‑зеленая патина, в приморских районах с соленым йодистым воздухом – ярко‑зеленая, а сухие степные города и веси любуются красно‑коричневыми произведениями монументального искусства.По химическому составу примесей (имея в виду влияние на бронзу) атмосферу так и подразделяют на морскую, промышленную и сельскую, но в любом случае главным стимулирующим коррозию фактором остается влага. В сухом (до 60 % влажности) воздухе происходит обычное окисление металла с образованием тонкой плотной корки, в результате чего процесс быстро затухает. Если влажность немногим более 60 %, то эпизодически возникающие адсорбционные и фазовые пленки влаги растворяют в себе агрессивные газы (S02, N02, NH3, CO), образуя электролит, и далее реакция протекает уже по иному, гораздо более разрушительному электрохимическому принципу. Когда же злосчастная цифра достигает 80 % и более, участь бронзы печальна. В толщах земли вредоносные газы отсутствуют, а влажность почти постоянна, потому‑то именно раскопки порой дают нам образцы удивительной сохранности.В основном цвет патины обусловлен соединениями меди как главной составляющей сплава, а прочие компоненты лишь вносят те или иные пикантные тона и оттенки.Первичный продукт окисления – куприт (Cu2O), взаимодействуя с влагой и углекислым газом, превращается в малахит (CuCO3 Cu(OH)2). Если налицо присутствие сернистого газа (SO2), то старая патина описывается формулой CuSO4 • 3Cu(OH)2(брохантит). Вблизи моря сера уступает место хлору – CuCl2 • 3Cu(OH)2.Разумеется, чистая медь также самооксидируется на воздухе и, если тот сух, покрывается тонкой, прочной пленкой коричневого цвета. В этом случае изделия вовсе не подлежат обработке – достаточно натереть их суконкой или фланелью, чтобы придать поверхности глубину и блеск. Патина, образовавшаяся на любых предметах из бронзы, начиная с величественных скульптур и заканчивая самой последней пряжкой прадедовского ремня, безусловно, является одним из живых элементов истории, и в качестве такового категорически не подлежит радикальному удалению. Речь не идет о рыхлых струпьях или потеках, под которыми теряются очертания мелких деталей. Коль скоро вам в руки попала, например, статуэтка, сплошь залепленная неким зеленым безобразием, ее надлежит аккуратно расчистить почти (повторяю – почти) до основного металла, оставив лишь самый тонкий налет окислов. Сделать это можно по‑разному. Так, монументальные творения обрабатывают струями воды под высоким давлением, попросту смывающими растворимую грязь, но ничто не мешает обойтись подобным образом с шедевром любого размера в собственной ванной. К сожалению, способ не дает приемлемых результатов, и милая штучка не будет радовать глаз блестящей, плотной и равномерной патиной. Однако в качестве первого, подготовительного этапа интенсивное мытье совершенно необходимо.Наиболее эффективный и доступный метод – чистка (скорее, натирание) жесткой щетинной кистью. Свиная щетина обладает слабыми, но явными абразивными задатками. Ее твердости и прочности как раз хватает, чтобы содрать рыхлые, отслоившиеся фрагменты патины, не затрагивая основ, не говоря уже о коренном металле. В девяти случаях из десяти обработки щеткой достаточно, и через короткое время у нас в руках оказывается тускло поблескивающий предмет в идеальном (ну, почти) состоянии.Если же вы непременно желаете придать сокровищу девственный цвет (а у бронзы он колеблется от желтого до красноватого), то обзаведитесь нашатырным спиртом или, что гораздо лучше, раствором трилона Б, работающим медленно и нежно. Предмет следует погрузить в купель полностью, чтобы никакая его часть не возвышалась над поверхностью, иначе в этом месте образуется трудноудалимая пограничная полоса. Время от времени (один раз в несколько часов) прохаживайтесь по нему кистью, удаляя отработанный налет, и где‑то через сутки вас ожидает виктория. Мало суток – пусть отмокает двое или трое. Сам раствор при этом позеленеет, повествуя о насыщении медью. Повторяю: аммиак грызет патину излишне жестко, не брезгуя самой бронзой. Разумеется, он не выест дырок и раковин, но какие‑то сотые доли миллиметра вполне могут перейти в жидкое состояние, что, как вы понимаете, нежелательно. За трилоном же подобного не замечалось.Совершенно недопустимо травить изделие кислотами. Эти злобные леди с одинаковым аппетитом растворяют и оксидные пленки, и породивший их сплав. В тех местах, где наслоения крепки, в итоге образуются возвышенности, поскольку прилегающие участки будут тихо убраны на заметную глубину, и былой шедевр обретет несвойственный ему микрорельеф. Затем, как только кислота растворит в себе медь, отнятую у бронзы, начинается ее высадка на оголившуюся поверхность, n по завершении процедуры шедевр явится взору не приятно‑желтоватым, но красно‑медным, словно вождь апачей Виннету. А убрать пленку химически стойкой меди невероятно трудно, потому что вторичному травлению кислотой она не поддается.Если предмет изувечен, например, отбит какой‑либо фрагмент, самым приемлемым будет аккуратно приклеить его на место эпоксидной смолой, а уж затем чистить по указанному алгоритму. Однако порой склейка невозможна ввиду того, что важная деталь утрачена или слишком мала. Ведь не станем же мы приклеивать лепесток на литом растительном орнаменте! Вновь изготовленный элемент однозначно потребует надежного крепления – и наступает необходимость пайки.Оговоримся сразу: паяние мягкими оловянными припоями не обеспечивает прочности, а потому желательно использовать мощную бензиновую или газовую горелку (паяльную лампу), буру (в качестве флюса) и желтый латунный припой. Серебряные припои хороши легкоплавкостью, но стык будет выделяться белым цветом. Техника проста – отсутствующая деталь фиксируется строго по месту (например, привязывается тонкой проволокой), затем зона пайки посыпается сухой бурой (лучше смазать раствором), точно на шов накладывается крупинка припоя и все вместе раскаляется до красного или оранжевого свечения. В какой‑то момент крупинка обратится в каплю, которая втянется в щель стыка. Далее предмет остывает сам, но гораздо лучше окунуть его в воду. При этом стекловидные пленки оплавленной буры отскочат, и вам не придется удалять твердую глазурь механически. Как и положено, вся зона нагрева станет пятнистой и почернелой, поэтому довершит дело пребывание в растворе трилона, а затеки припоя сошлифовываются надфилем или мелкой наждачной бумагой. Чтобы поверхность окончательно приобрела естественный вид, ее надо крацевать латунной щеткой.Для примера: такую операцию потребовалось учинить над маленьким литым купидоном, входившим в комплект бронзового декора большой черно‑синей фаянсовой вазы  Пухлый мальчишка (один из двух) кокетливо смотрелся в зеркальце, каковое и было почти отломано. Пайка латунью восстановила status quo, но в пламени горелки бронза почернела самым страшным образом, и стадия очистки составила львиную долю трудозатрат.После такой экзекуции ни о какой патине речи быть не может, а при желании ее заполучить вам придется прибегнуть к искусственному патинированию. Существует много рецептов, к примеру, такой: «Чтобы искусственно получить зеленое окрашивание, схожее с настоящей патиной, нужно, по возможности, подражать процессу, при помощи которого совершается естественное образование малахита, т. е. поставить вещи в условия, вызывающие постепенное образование на их поверхности углекислой меди. Для этого переносят вещи в помещение с умеренно теплой атмосферой, богатой влагой и углекислым газом; оставляют их там на более или менее продолжительное время, смазывая поверхность ежедневно (не менее двух‑трех раз) 2 %‑ным раствором уксусной кислоты или уксусом, разведенным четырьмя‑пятью частями воды».Если речь идет о мелких предметах, то достаточно соорудить относительно герметичный ящик. Старые руководства рекомендуют на роль постоянного источника углекислого газа плошку с мелом или известью, в которую капля за каплей стекает соляная кислота. Однако в современных условиях удобнее воспользоваться газовым баллоном или баллончиками для сифонов или пневматических пистолетов. Когда на бронзе появится зелень, концентрацию уксуса нужно снизить, а то и заменить его простой водой. Для добротного патинирования требуется от 2 до 6 недель. Чем больше в сплаве меди, крепче уксус и теплее камера, тем скорее идет процесс, однако патина получается не вполне естественная. Как и во всем, качество тут прямо пропорционально затраченному времени. Но главное – поверхность предмета перед патинированием должна быть самым тщательным образом обезжирена и очищена от малейших пятен, отпечатков пальцев и т. д. [1] Слово «цинкового» не подразумевает, что предмет отлит из чистого цинка, так как в старину использовали самые разнообразные сплавы с добавками олова, свинца, сурьмы и т. д. Точный ответ может дать только спектральный анализ. [2] Если уж придерживаться исторической правды, то подлинные старые бронзы были вовсе не оловянистыми, а скорее мышьяковистыми, поскольку основным легирующим элементом в них выступал мышьяк (As). Вероятно, это обусловлено чисто природными факторами. Именно химическому составу древние сосуды, топоры и т. д. обязаны своим внешним видом, отличным от современных реплик. 

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРЕТЯЖКЕ И РЕСТАВРАЦИИ МЕБЕЛИ

Основной вид деятельности нашей компании – это перетяжка, обивка, ремонт и реставрация мягкой мебели, включающий следующие виды работ:

Полная или частичная замена обивочного материала, цветовое комбинирование тканей. Замена  элементов каркаса мягкой мебели: полиуретана, поролона, холлофайбера, комфорель, синтепона, пружинных блоков, эластичных ремней, деревянных брусков, ватина, конского волоса, морской травы, кокосовой стружки, соломы и других наполнителей. Изменение дизайна и формы жестких деталей при перетяжке диванов, кресел и другой мебели. Модели наших работ сохраняют только название, основание и элементы каркаса. В нашей работе мы используем различные виды отделки: декоративный кант, французские утяжки, пуговицы, тесьму, кисти, бахрома, декоративные гвоздики, шторные сборки и многое другое. Замена или ремонт каркаса и механизмов, трансформации, а также любой другой столярный ремонт.

Изготовление подушек, покрывал и чехлов на кровать, мягкую мебель и стулья любой сложности. Ремонт и замена ручек, ножек, пружинных блоков, опор и другой мебельной фурнитуры. Покраска и реставрация деревянных изделий. Реставрация, ремонт, перетяжка и обивка мягкой мебели может производиться как в нашем цехе так и у заказчика дома.

Обширный опыт в мебельной сфере и высокий профессиональный уровень нашего коллектива позволят нам придать первозданный вид Вашей, на первый взгляд устаревшей мебели. Благодаря профессиональным знаниям и опыту мы осуществляем реставрацию старинной антикварной мебели.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ОБИВКИ МЕБЕЛИ

Мы предлагаем широкий выбор (более 3000 образцов) мебельной, портьерной ткани, бархат, бук, замша, искусственной и натуральной кожи. Уделяем особое внимание постоянному обновлению нашей коллекции, в соответствии с последними тенденциями и новейшими технологиями в мебельной сфере. Любые материалы, используемые нами в перетяжке, обивке и ремонте мягкой мебели, прошли все тесты и сертификацию на территории РФ.

Мы уверены, Вам понравятся и выбор материалов от известных производителей, отлично зарекомендовавших себя на мировом рынке, и качество выполненных работ и наши цены!

Мебельное ателье +7 (495) 642-26-77; +7 (926) 142-38-88
Scroll Up